Практика Суда по интеллектуальным правам РФ

Кольздорф Мария Александровна, магистр частного права (РШЧП), LL.M. (Свободный университет Берлина)

 Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 15.09.2016 № СИП-242/2015 Даже при отсутствии нормативно установленных сроков рассмотрения возражений при оспаривании патента в обязательном досудебном (административном) порядке в случае превышения разумных сроков рассмотрения возражения бездействие Роспатента может быть признано незаконным.

Заявитель обратился в Роспатент с возражением против выдачи патента. Первое заседание по рассмотрению данного возражения назначено Роспатентом на дату спустя почти год после подачи возражения, что послужило основанием для обращения заявителя в суд с требованием о признании бездействия Роспатента незаконным. В связи с отсутствием в нормативно установленных сроков рассмотрения возражений суд в ходе рассмотрения дела обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 1248, пункта 2 статьи 1398 и пункта 2 статьи 1406 ГК РФ во взаимосвязи с положениями Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 № 56. Конституционный Суд в Определении от 10.03.2016 № 448-О отметил, что установленный законом административный (досудебный) порядок защиты интеллектуальных прав как таковой не может считаться нарушающим права граждан. В то же время отсутствие нормативно установленных сроков рассмотрения споров во внесудебном (административном) порядке может повлечь за собой наделение государственного органа ничем, по сути, не ограниченными полномочиями определять, когда будет рассмотрен тот или иной спор, что также недопустимо в силу части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, которая гарантирует право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок. Конституционный Суд также отметил, что суды вправе оценивать разумность сроков рассмотрения спора Роспатентом в административном (досудебном) порядке. Нерассмотрение спора в разумный срок свидетельствует о незаконности бездействия Роспатента.

При этом из указанного Определения следуют следующие обстоятельства, с учетом которых оценивается разумность сроков в каждом конкретном случае: наличие или отсутствие необоснованных ограничений чьих-либо конституционных прав и свобод; реально имеющиеся у государственного органа административные ресурсы по досудебному рассмотрению соответствующих обращений с учетом его загруженности и иных объективных обстоятельств. Кроме того, в качестве ориентира разумного срока служит срок, установленный для аналогичных правоотношений пунктом 21 Правил рассмотрения и разрешения споров по защите нарушенных интеллектуальных прав на селекционные достижения, утвержденных приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 31.10.2007 № 559, – шесть месяцев со дня подачи заявления при отсутствии необходимости в проведении дополнительных испытаний. Исходя из положений части 5 статьи 200 АПК РФ наличие оснований для превышения такого срока должно быть доказано Роспатентом. Поскольку Роспатентом не доказана разумность срока рассмотрения возражения заявителя с учетом указанных критериев, суды признали бездействие Роспатента незаконным.

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 05.10.2016 по делу № А40-95698/2015

Размер компенсации, подлежащей взысканию за нарушение исключительных прав, не может устанавливаться в иностранной валюте, даже если сторонами по делу являются иностранные лица. Вопрос о валюте, в которой исполняется судебный акт о взыскании компенсации, разрешается в рамках исполнения судебного акта, а не при рассмотрении дела по существу.

Решением суда первой инстанции, оставленным в силе судом апелляционной инстанции, удовлетворено требование о взыскании компенсации за нарушение исключительного права. Учитывая, что истец и ответчик являлись иностранными юридическими лицами, суд первой инстанции посчитал возможным взыскать компенсацию в европейской валюте, указав в резолютивной части на взыскание компенсации за нарушение исключительных прав в евро. Суд кассационной инстанции не согласился с таким подходом, указав следующее. В случаях, предусмотренных ГК РФ, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ (пункт 3 статьи 1252 ГК РФ). Согласно подпункту 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей. Таким образом, гражданским законодательством предусмотрены пределы взыскиваемой компенсации, а также валюта, в которой она подлежит взысканию. При этом, как следует из постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.06.2012 № 498/12, компенсация за нарушение исключительного права правообладателя согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ подлежит взысканию вместо возмещения убытков, поэтому компенсация может быть определена только в рублях. При этом вопрос о валюте, в которой подлежит исполнению судебный акт, подлежит разрешению в рамках процедуры исполнения судебного акта, а не при рассмотрении спора по существу.

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 05.10.2016 по делу № А40-97879/2015

Для решения вопроса о том, подлежит ли оплате импортером оборудования сбор за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений исключительно в личных целях, определяющим является отнесение / неотнесение данного оборудования к профессиональному. При этом оценка оборудования производится с точки зрения его конструктивных особенностей и потребительских свойств вне зависимости от того, к какой категории относит оборудование его производитель. К импортеру оборудования предъявлено требование о взыскании денежных средств для уплаты вознаграждения правообладателям.

Суд первой инстанции в удовлетворении требования отказал, обосновывая это тем, что ввозимое данным импортером оборудование является профессиональным и, соответственно, с него не подлежат взиманию денежные средства для выплаты вознаграждения. Суд апелляционной инстанции, повторно рассматривая дело, пришел к выводу, что импортируемое оборудование может быть использовано для удовлетворения личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, поэтому импортер в данном случае обязан уплатить денежные средства для выплаты вознаграждения. Суд кассационной инстанции согласился с этим выводом по следующим основаниям. Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1245 ГК РФ авторам, исполнителям, изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений принадлежит право на вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений исключительно в личных целях. Такое вознаграждение имеет компенсационный характер и выплачивается правообладателям за счет средств, которые подлежат уплате изготовителями и импортерами оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения. Указанные денежные средства не взимаются с изготовителей и импортеров профессионального оборудования, не предназначенного для использования в домашних условиях (пункт 4 статьи 1245 ГК РФ). Под профессиональным оборудованием понимается оборудование, которое в силу своих конструктивных особенностей и потребительских свойств не используется для удовлетворения личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (пункт 2 Положения о сборе средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, подлежащих уплате импортерами оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 14.10.2010 № 829). С учетом этого юридически значимым при решении вопроса о том, подлежат ли с ввозимого оборудования сбору средства для выплаты названного вознаграждения, является вопрос отнесения / неотнесения этого оборудования к профессиональному в понимании, придаваемой этому термину названными нормами ГК РФ и указанного положения. То есть для разрешения спора необходимо установить не то, что какое-либо оборудование отнесено его производителем к профессиональному, а то, что такое оборудование в силу своих конструктивных особенностей либо потребительских свойств не используется для удовлетворения личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. При этом такими критериями не могут выступать «избыточная для домашнего использования мощность», «шум систем вентиляции», «избыточная для личного использования производительность» без придания «мощности», «шуму», «производительности» количественных характеристик и их сравнения с допустимыми значениями (например, для уровня шума – с допустимым уровнем шума в жилых помещениях). 

Поділитися

НОВІ МАТЕРІАЛИ

Про ресурс

Ресурс створений для висвітлення питань інтелектуальної власності в Україні та світі.

Контакти

Приєднуйтесь